«Эмаль России» Всероссийская художественная выставка горячей эмали.

Современное понимание искусства горячей эмали давно вышло за рамки декоративно-прикладного ювелирного искусства. В современной трактовке эмаль –станковая картина, написанная стеклянными красками по металлической пластине и обожжённая в печи. С конца прошлого века, развивающаяся в «новом качестве» горячая эмаль постепенно выходит за рамки сугубо декоративной формы, осваивая язык смежных видов искусств: живописи, графики, рельефа. Новые технологии, смелость и тяга к экспериментам многих современных художников-эмальеров выводят искусство горячей эмали из привычной декоративной ниши в различные сферы современного актуального искусства.

Значительный потенциал для творческих поисков представляют исследования живописных и жанровых возможностей данного вида живописи. Современные художники-эмальеры очень много экспериментируют с живописностью, подчеркивают графичность, создают рельефную поверхность многократными обжигами и наплывами эмали. Технологии не стоят на месте, а значит и в таком древнем виде искусства случаются открытия: появляются новые сплавы, модернизируются печи, обновляются глазури, но неизменным остается присутствие «магии огня», поскольку в каждом обжиге остается место для непредсказуемого эффекта от неизменного соавтора каждого эмальера – огня (высокой температуры).


Сочетание вековой истории и современного, обновленного языка искусства погружают зрителя в дивный мир воспоминаний, архетипов, культурных ассоциаций, приглашая прикоснуться к вечности, почувствовать мимолетность времени и красоту настоящего момента.
Горячая эмаль – один из видов элитарного, очень дорогостоящего искусства, а круг мастеров, работающих в этой технике в России, невелик и достаточно замкнут. Однако, современная ситуация такова, что даже здесь можно увидеть различные художественные направления в искусстве – это и христианские образы, и мифология, и фольклор, и притча. Важное место в творчестве современных эмальеров занимает эксперимент и новые стилистические открытия.
Сама техника с многовековой историей и традициями, уходящими в глубокую древность, предполагает обращение к архаическим сюжетам и мифологической тематике. Степные травы, камни, омытые дождем, источенные ветром, земля – вот ассоциации рождающиеся от созерцания работ уфимского эмальера Салавата Гилязетдинова. Рельефная поверхность, мягкий почти монохромный колорит, вдруг вспыхивающий чистым кроваво-красным, или золотым – эти пластины будто привезли с раскопок. «Сибирь», «Танцы оленей», «Сказание о восьми лунах» и др., когда поверхность уподобляется камню, образы схематичны и силуэтны будто петроглифы, изображение сдобрено магическими символами. Продолжает тему древнего мифологического искусства Азамат Гилязетдинов, переплетая древние сказания и сакральные символы с почти супрематической лаконичностью и прямолинейностью, например в работе «Русский Север» представляющей собой композицию из трех крестов, заполненных сакральными символами.
Еще один художник, обращающийся к теме времени, изучающий мифологию и будто живущий мифологическим сознанием здесь и сейчас – Алексей Весёлкин (Суздаль). Колорит его работ монохромен, изображения будто проглядывают сквозь временные наслоения, причем это касается не только мифов древних, но и мифотворчества современного как в работе «Миф о МИГе» из серии «мифы современности».
Бок о бок с мифологическими и архаическими видениями находятся произведения христианской тематики. Неиссякаемый интерес к воплощению религиозных образов уходит в традицию еще византийских времен. В этих эмалях переплетаются яркие сказочные мотивы и чистый иконописный колорит. Такой сказочной яркостью и непосредственностью отличаются произведения Татьяны Гатько (Геленджик). Небольшая пластина «Рождество» поражает и своей живописностью, и декоративностью, уподобляясь лоскутному одеялу. Близкими по духу и способу трактовки религиозной тематики через сказание являются работы Инны Лемоновой (Екатеринбург) «Пляски с ангелами», «Иерихонская труба». Пластинки намеренно раздроблены на мелкие составные части, будто собранные из фрагментов сказания, составленные в мозаику заботливым этнографом. Достаточно своеобразно и нативно вплетается религиозная тематика в произведения Анны Сохач (Ростов-на-Дону). Такова «Древнерусская красавица» изображенная на фоне древнего града, будто нимбом окружающего ее голову.


Христианский сюжет позволяет художнику, оттолкнувшись от узнаваемых образов, закрепленных каноном, находить новые подходы, ракурсы к вечным человеческим ценностям. Часто для художника, религиозная тема выступает поводом прикоснуться к бездне пронзительных вневременных вопросов. Подобный подход характерен для Николая Вдовкина, обращаясь к традициям древнерусского искусства, он извлекает из них концентрированные, почти архетипические образы и концептуальные смыслы, воплощая в своих работах не только индивидуальное видение и рефлексивные переживания, но и понимание, знание о мире.
Необычайно своеобразна работа иркутского художника Сергея Андрейко «Умиление»: она представляет собой традиционный иконописный вариант изображения богоматери «Умиление», но обрамленное в меховой оклад. Традиционная форма иконы в дорогом окладе заменяется иконой в меховом облачении, будто укутанной от сибирских морозов. Такая игра смыслов: «Сибирь» – «холод» – «мех», отсылает нас к экспериментам сибирского иронического концептуализма, что позволяет художнику удачно балансировать на тонкой грани традиционного религиозного и современного концептуального искусства.
Нужно отметить, что в России эмаль в станковой форме появилась сравнительно недавно, в середине 1980-х гг., до этого использовалась лишь в ювелирном и декоративно-прикладном искусствах. Многие художники все еще будто пробуют на вкус различные жанровые варианты: пейзаж, декоративный натюрморт, портрет, анималистический жанр и пр. Такие произведения характерны для художников петербургской эмальерной школы и выпускников художественно-промышленной академии им. А.Л. Штиглица. Это работы Анастасии Александровой и Анвара Багаутдинова (Санкт-Петербург). Пластина «Здание» поражает своей графичностью, иллюзорностью, ее автор, А. Багаутдинов будто сравнивает эмаль с графикой и скульптурным рельефом, отходя от живописности, но оставаясь в рамках станковой картины.
Лилия Лиховид (Ростов-на-Дону) и Евфросинья Сиротюк (Новокузнецк) создают невероятные пейзажи, будто не замечая технических особенностей материала, отдаваясь лишь живописному очарованию эмали. В произведениях Георгия Лиховида зафиксировано движение внутреннего мира, наполненного переливами настроений, нюансов чувств, душевных состояний. В его эмалях запечатлено многообразие тонких связей личности с окружением – людьми, идеями, вещами, состояниями природы. Поэтические настроения сменяются драматическими состояниями, абстрактные размышления – интимными переживаниями.
Другой стороной современного понимания эмали как станкового искусства является перенос проблематики постмодернизма и современных художественных экспериментов в поле деятельности художника-эмальера и здесь открывается необозримое количество вариантов взаимодействия в триаде художник – произведение – зритель. Очень яркими примером такого эксперимента являются произведения Азамата Гилязетдинова (Уфа) «Встреча с Миро» и «Танцы с Миро». Художник как бы отвечает на вопрос: а что было бы, если бы произошла встреча Миро (известного испанского художника, работавшего в направлении абстрактного сюрреализма) с техникой горячей эмали? Зритель же, узнавая знакомые образы и цветопятна, с удовольствием включается в игру узнавания, фантазии, воображения.


Ирония, цитатность, контекстность, символизм, эклектичность характерные для постмодернистской эстетики очень органично коррелируют со сложной трудоемкой древней технологией. Именно так работает Иван Дьяков, совмещая старинную технику лиможской эмали, известную с XV в. с техникой современной красочной эмали. Некоторая мозаичность образов и смыслов очень характерна для Петербургских художников Анастасии Александровой и Анвара Багаутдинова. «Послеполуденный отдых Пушкина в образе жницы» А. Александровой похож на лоскутное одеяло сотканное из многочисленных аллюзий и символов, причем такая эклектичность дублируется еще и на уровне техническом, поскольку художник очень органично миксует различные техники. В этом же ключе выполнены работы А. Багаутдинова «Талисман», «Игра в кубики» – переплетение прошлого, настоящего и будущего, связь времен, игра символами и образами, тонкое эстетическое чутье.
Многовековой путь горячей эмали богат и неисчерпаем. В современной художественной практике рядом с бесценными образцами декоративно-прикладного искусства утвердилось право на существование экспериментов в горячей эмали, смело и успешно вошедшей в пространство современного искусства.

Черняева Евгения, искусствовед, кандидат искусствоведения, Кемерово

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *